Галина ГрезневаИмя Галины Алексеевны Грезневой известно шебекинским вышивальщицам, да и в областной прессе иногда оно проскакивало – нельзя было обойти вниманием столь профессионального автора. Библиотекарь по профессии, участница множества выставок народных мастеров, Галина Алексеевна подружилась с иголкой с детства. Ещё четырехлетней девочкой она становилась на цыпочки и заглядывалась на стучащую швейную машинку тёти – Марии Андреевны Козиной (по мужу Ефимовой), первой портнихи в селе Графовка. Та частенько просила маленькую Галю прикрыть рот, чтобы случайно не прикусила язык, а затем, чтобы не стоял ребёнок без дела, научила смётывать выкроенные детали. Работа пошла быстрее…

В шесть лет, делая себе кукол, Галя пряталась от старших и пыталась уже изображать на кукольных платьюшках-лоскутках некое подобие отделки. «Ну что ж ты делаешь-то!» - покачала головой как-то увидевшая её неловкую петлистую работу мать. Показала, как правильно вышивать «стебельком». Потом было освоение вышивки крестом, и уже позднее – гладью с вливанием тонов, когда на ткани уже появлялись натуралистичные розы, анютины глазки. За свою долгую жизнь – а родилась Галина Грезнева в 1935 году – перепробовала она практически всё. И картины вышивала, и подушки, и скатерти вязала. Но особой любовью стали рушники – символ человеческой дороги и добрых оберегов-пожеланий на всех её этапах. Узоры и мотивы для них составляют уже объёмистую рукописную книгу, которую мастерица постоянно пополняет. Перенимала от вышивальщиц соседних с Графовкой сёл, перерисовывала декоративные элементы из русских и зарубежных журналов, с афиш – отовсюду, куда падал её творческий взгляд. Все эти источники в самодельной книге аккуратно подписаны возле зарисованных схем вышивки карандашом. Выбирается или создаётся элемент – и начинается творческий процесс. Даже когда-то прочитанная книга по искусству Древней Греции воплотилась в творчески переработанном мотиве салфетки-настольника. Но чаще рождается свадебный, пасхальный, каравайный рушник, вобравший в себя увиденное рядом, в местных сёлах или подсмотренное у соседей, сохранивших что-то от общих славянских корней. И здесь в совершенстве проявляется гениальное природное чувство композиции, которое каким-то непостижимым образом переплелось у мастерицы с исторической памятью поколений. Почему именно с исторической памятью? Да всё дело в том, что родилась Галина Грезнева уже в то время, когда символический язык художественного письма орнамента уже размылся до предела. Плюс смешение культур прибывавших в Белгородскую область переселенцев, плюс распространение печатных узорников с декоративными цветочными вязями, постепенно затмившими глубинные смыслы орнаментальной «речи»… Тем не менее, вышитое ею изделие получается говорящим, потому что в него помещаются именно те элементы, которые в итоге и служат истинному назначению рушника-подарка. Например, в рушнике «Добро пожаловать» проглядывают глазастые восьмилепестковые цветочки – символ души – а ведь приглашают в свой дом с караваем именно от души!

Слов и фраз орнаментального письма Грезнева не расшифровывает. «Я уже опоздала, – честно признаётся она, – и не знаю этих тонкостей. Но вы фотографируйте всё это, перенимайте. Я очень надеюсь, что кому-нибудь всё это снова станет интересным, что снова захотят знать». Ведь действительно, интерес снова всколыхнулся: люди снова стали заказывать рушники на свадьбу, на родины, под караваи, перевязывать сватов, на иконы. А где их взять, настоящие, не «стеклянные» с аляповатым печатным узорочьём?

Канонически шебекинский рушник от Галины Алексеевны Грезневой образован несколькими отделёнными друг от друга уровнями. В самом низу делается кружево ручной работы (обыкновенно крючком). Выше идёт узкая полоса шириной в 5-6 крестиков – «зачин». Что такое «зачин»? Это, как поясняет вышивальщица, малый узор, который определяет, что будет дальше. Имеется в виду стиль и цветовое решение всего рушника. Выше «зачина» идёт уровень «земля», часто заполняемый пышной растительностью. Затем идёт разделяющая прошва, в идеале выполняемая вышивкой «по выдергу», чтобы основная долевая нить всего рушника кружевной вставкой не прерывалась (рушник – это дорога жизни, она не должна прерываться!). Выше уровня «земли», после прошвы идёт уровень «дом». Этот уровень тоже должен быть достаточно широким и вмещать в себе все наилучшие вышитые пожелания хозяину рушника. Выше уровня «дома» иногда снова делается прошва, а затем идёт завершающий уровень – «венец». Это уже ведущая идея, высшее начало, разрастающийся вверх пышный узор. Украшают изделие и узкие мережки или полоски-разделители, подобные самому нижнему – «зачину», но все они идут только между нижними уровнями, но никак не выше устремлённого вверх «венца».

Рушник «Никольский» в домашней коллекции Галины Алексеевны назван в честь одноимённого шебекинского села и содержит три уровня лихо скачущих лошадей. В селе поселилось и проживает много представителей казачества. Именно казаки послужили вдохновению, разбудили творческую мысль и желание создать рушник, посвящённый настоящим защитникам Отечества. На «венце» два коня на дыбах – по замыслу автора символизируют преодоление всех преград. Уровень ниже – «дом» – заполняют гордо выступающие кони победителей. А по «земле» быстро уносятся маленькие мохноногие лошадки, прототипами для которых, после некоторых раздумий, стали монгольские кони, как отголосок воспоминаний о нашествиях кочевников.

В селе Безлюдовка Шебекинского района почти не было невест. И туда в своё время завезли хохлушек, на которых стали жениться местные парни. (К слову, в период крепостного права большая часть «слободы Безлюдовки с сельцом Масловкою» принадлежала родственнице известного поэта, автора поэмы «Душенька» И.Ф. Богдановича (1743-1803 гг.). Проявились и у Грезневой на рушниках украинские мотивы, ярким воплощением которых стал ещё один рушник с красноречивой надписью: «Оце ж тая криниченька, що голуб купався. Оце ж тая дивчинонька, що я женихався».

Работать приходилось с разными заказчиками. Взглянув на звучную красно-чёрную гамму традиционной южнорусской вышивки, иной неразумеющий скажет: «Э, да это не то, а можно всё в цвете вышить?» Оно, конечно, можно. Можно перейти к полному натурализму, позабыв о древней символике цвета земли и её плодородных сил. Что в итоге получилось – можете сравнить сами, взглянув на второй рушник «Добро пожаловать», вышитый разноцветным нитями.

Свои нитки, к слову, Галина Алексеевна всегда после покупки проверяет – кипятит минут десять как минимум, да ещё и отбеливающим средством тестирует. Те, которые выдерживают испытание, идут на новый рушник. И результат стоит того: ещё долгие годы будут радовать своими красками её композиционные шедевры. Звонкие, жизнерадостные. Такие, как богато вышитый рушник с надписью «Балалайка весела, веселила три села». Все три села, вышитые на полотне, имеют свой тип домов, свою моду у жителей, которые вышли гулять-танцевать, порадоваться на миру. Дай вам Бог здоровья и счастья, Галина Алексеевна, долгих лет! А мы обязательно будем публиковать узоры из вашего альбома для творческой работы современных рукодельниц.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика