Начиная с середины XIX века верной спутницей белошвеек становится «стрекочущая» швейная машинка. Много имен стоит у истоков ее создания и распространения, но одно из них стало мировым брендом – Зингер. Задавая вопрос: «Какую страну можно считать прародительницей швейной машинки «Зингер»? – большинство наших соотечественников, не задумываясь, отвечают: «Германию», - делая выводы на особенности звучания одноименной фамилии основателя кампании по ее производству. Но так ли это на самом деле?


О чем рассказали старые вещи

Человека окружает множество вещей. Вещи заслуживают нашего внимания и понимания. Они – воплощение творческого труда мастеров самых разных профессий, результат поисков и усилий многих поколений. То, что стоит за любой, даже простой вещью способно расширить наш кругозор, обогатить наш духовный мир.

Весь мир бытовых вещей во времени и пространстве охватить невозможно, сводную историю бытовых вещей вряд ли можно когда-либо создать. Но музеи, хранящие наиболее значимые артефакты, позволяют совершить путешествие во времени, прикоснуться к далёкому прошлому. Музейные предметы могут «рассказать» об обычаях, обрядах, традициях. Традиции меняются в связи с развитием как материальной, так и нематериальной культуры общества, меняются и предметы потребления, одни уходят и постепенно забываются, на смену им приходят более совершенные. Процесс этот так бесконечен, как бесконечна жизнь на Земле.

Вспомним знаменитого сказочника Г.Х. Андерсена «…сколько увлекательнейших приключений переживают в сказках Андерсена..., казалось бы, самые обыкновенные вещи: штопальная игла, старый башмак, рождественская ёлка, коробка спичек, льняная рубашка, уличный фонарь! Конечно, гениальный сказочник сам придумал все эти истории, и ему пришлось наделить вещи способностями чувствовать и размышлять, как люди, и рассказывать о пережитом человеческим языком» (М. Рабинович).

Но в действительности существует немой язык вещей, которым они могут нам рассказать истории, происшедшие с ними на самом деле.

Обрядовых кукол в основном изготавливали девушки, женщины. Такие куколки были самыми безопасными для малышей. Делать кукол было любимым занятием юных мастериц, а для взрослых куклы были важными участниками ритуалов, которыми была насыщена жизнь человека в прошлом.

На территории Белгородского края по сей день существует обряд «Крещение и похороны кукушки». В центре обряда ритуальная кукла под названием «кукушка». Начало праздника было приурочено к Вознесению, а окончание к Троице. В этот период девочки, девушки и женщины уединялись в доме и изготавливали «кукушку». На территории Белгородской области бытовало два варианта куклы – тряпичная и травяная.

Использование растительного материала для изготовления «кукушки» традиционно для всего ареала бытования обряда (Калужская, Тульская, Орловская, Брянская области и частично Курская и Белгородская). На территории русско-украинского пограничья особо почитались кленовые ветви и листья: на Троицкой неделе ими украшали окна домов, вставляли их в створы ворот. Культ кленовых веток воплотился и в названии самой недели – «клечальная» или «клеченье».

В селе Тимоново Валуйского района «кукушка» представляла собой чучело птички-девушки. Ее делали вне дома, на лугу или в саду, втайне от мальчишек, при этом каждая девушка могла сделать свою «кукушку». Процессом зачастую руководила пожилая женщина. Кукла изготавливалась из листьев клёна, сплетенных между собой, высотой 20-30 см, голова повязывалась платком. Для головки брали 2-3 кленовых листа, складывали их один на другой и петлёй перегибали черешки. Затем листья оборачивали на манер юбки и всю конструкцию закрепляли нитью или «троицкой» травой (лесной мятлик). Местные жители связывают производимые в эти дни действия с поверьем, что на Вознесение кукушка перестает куковать.

В селе Шелаево Валуйского района «кукушку» плели из болотной травы – куги, в виде небольшой куклы треугольной формы, выплетенной узором по подобию девичьей косы, с головкой и ножками, покрытой платочком или украшенной лентами. «Кукушке» таким же образом изготавливали пару – «кукуна». Большинство исследователей сходятся во мнении, что в облике «кукушки» предстают души умерших, не изживших свой век.

КукушкаВ селе Смородино Яковлевского района обряд назывался «зарывать кукушку», а саму куклу шили из лоскутков ткани, кусочков лент, кружева и прикрепляли к ветке клена. С этой веткой ходили по селу и пели песни, а после ветку несли в сад и «зарывали кукушку» – ветку вставляли в землю, а куклу закапывали. На Троицу «кукушку» выкапывали.

КукушкаВ селе Богородском Новооскольского района девушки делали тряпичную куклу-младенца, завернутого в пеленку, которого затем сажали на свитые ветки березы, шли в лес или сад, устанавливали «кукушку» на ветку дерева и кумились друг с другом под этой веткой: менялись платками, бусами, крестиками и целовались (прикладывались троекратно друг к другу щеками). После кумления девушки устраивали трапезу: жарили яичницу, варили кашу. Обряд производился двумя способами: либо девушки кумились тайно от юношей, либо юноши и девушки кумились вместе. Затем «кукушку» хоронили – оставляли на дереве или закапывали, делая для неё гробик, а на Троицу выкапывали и разбирали или топили в реке, в некоторых селах в колодце.

В селе Вышние Пены Ракитянского района «кукушку» делали на престольный праздник – Миколу Вешнего (22 мая). Накануне праздника девушки-подростки 10-13 лет с одной улицы собирались и договаривались, в каком доме будут «кстить кукушку». Вечером они собирались в назначенном доме и с помощью взрослых женщин, чаще всего пожилых, изготавливали обрядовую куклу.

КукушкаОснова «кукушки» делалась из верхушки сосны. Старались подобрать ветку с четырьмя-пятью отростками – рожками, высотой 40-50 см. Готовую основу для «кукушки» называли репьем. Кукла представляла собой девушку-невесту. Голова куклы, представляла собой обвязанные красным платком рожки. Поверх образовавшегося узла надевали юбочку, которую шили специально. Сверху платка по кругу пришивали ленты, затем их подпоясывали самой красивой лентой с золотой нитью. В середину куклы подвешивали колокольчик. Готовую ветку -«кукушку» ставили на ночь под святой угол. Утром после церковной службы девушки собирались в назначенном доме, приносили с собой еду: яйца, сало – у кого что было. Женщины брали «кукушку» из красного угла и крестообразно окропляли ее святой водой, а затем отдавали куклу молодым девушкам, которые выходили на улицы и с песнями носили ее по селу. Заводили карагод, в центре которого находилась «кукушка», и все поочередно с ней танцевали. Таким образом, кукла проходила по всем улицам в селе и возвращалась к исходному дому. С ней заходили в сад, выбирали самую красивую яблоню, усаживали на неё «кукушку» и кумились. Потом заходили вместе с куклой в дом и обедали, а после обеда «кукушку» разбирали – забирали принесенные ленты, развязывали платок, а сам репей забрасывали на чердак, где он и лежал до следующего года.

b_250_100_16777215_00_images_azb_kukushka_1.jpg b_250_100_16777215_00_images_azb_kukushka_2.jpg b_250_100_16777215_00_images_azb_kukushka_3.jpg b_250_100_16777215_00_images_azb_kukushka_4.jpg b_250_100_16777215_00_images_azb_kukushka_5.jpg b_250_100_16777215_00_images_azb_kukushka_6.jpg b_250_100_16777215_00_images_azb_kukushka_7.jpg

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика